Итальянские традиции: как превратить семейное дело в бизнес на $2,1 млрд

Итальянские традиции: как превратить семейное дело в бизнес на $2,1 млрд

1964
ПОДЕЛИТЬСЯ

В ежегодном списке миллиардеров по версии Forbes за март 2015 года Франческо Кальтаджироне стоит на 894-м месте в мире, обладая состоянием в $2,1 млрд. Среди 39 итальянцев в списке он занимает 19-ю строчку. Правда, если брать счетчик Forbes в реальном времени, к середине мая стоимость его активов сократилась до $2 млрд. Размер состояния Кальтаджироне зависит от рыночной капитализации его активов: головного холдинга Caltagirone Group и нескольких компаний, доля в которых принадлежит как самому бизнесмену, так и этой корпорации.

Еще более запутанной, чем структура активов бизнесме​​на, является его биография. За свою скрытность в бизнесе и нежелание давать интервью он получил от итальянских журналистов прозвище «Молчун Франко». Самое раннее упоминание о нем в рейтинге Forbes приходится на март 2002 года, когда он оказался среди выбывших из списка — за год с весны 2001 года стоимость его активов уменьшилась с $1,1 млрд до $950 млн. В 2006 году издание отметило, что у Кальтаджироне нет детей, хотя в действительности у него было два взрослых сына и дочь.

Известно, что Франческо Гаэтано Кальтаджироне родился в Риме в марте 1943 года, в разгар Второй мировой войны. Он происходит из известной сицилийской семьи строителей — дед Франческо в конце XIX века руководил строительством многих домов в Палермо, столице острова. Вероятно, род бизнесмена происходит из другого сицилийского города, который тоже называется Кальтаджироне. О такого рода связи между семьей бизнесмена и городком еще в 1996 году писала итальянская Corriere della Sera.

По данным Forbes, семейство Кальтаджироне в 1900-х годах перебралось в Рим, где продолжило развивать предприятие. В конце 1940-х годов отец Франческо умер, вместе с ним прервалась и строительная традиция в семье. Лишь в 1960-е годы, обучаясь инженерному делу в одном из университетов Рима, Франческо решил возобновить дело предков. Со своими младшими братьями Эдуардо и Леонардо и с кузеном Гаэтано (который к тому времени уже закончил обучение на архитектора в Венеции) они объединили капиталы и воссоздали строительную компанию отца. Впоследствии она стала основой Caltagirone Group.

Бизнес Франческо Кальтаджироне в цифрах

В $2 млрд оценивает Forbes состояние бизнесмена на 14 мая 2015 года

€268 млн составляет рыночная капитализация головной фирмы Caltagirone Group в Милане

€1,34 млрд компания выручила в 2014 году

22,5% рынка печатных СМИ Италии занимают издания Caltagirone Editore

Лишь 11% выручки от цементного бизнеса группы приходит из Италии

В 107 фирмах есть доли у головной компании, которыми она владеет прямо или через своих «дочек»

Источники: Audipress, Forbes, Yahoo.Finance, данные компаний

Владелец газет и заводов

В середине 1970-х четверо владельцев концерна изменили баланс активов между собой. Франческо выкупил часть акций у двоюродного брата Гаэтано и стал крупнейшим пайщиком предприятия. Впоследствии младший из трех родных братьев Леонардо вышел из бизнеса и организовал собственное строительное бюро Leonardo Caltagirone Group. «Было стремление в архитектуре к двум различным стилям, двум идеям — страсть к античному Риму у старшего брата и любовь к классической Греции у младшего», — объясняла уход Леонардо журналист l'Espresso Сабина Минарди.

Разделение доли младшего брата привело к тому, что в руках Франческо оказался контрольный пакет Galtagirone Group. По данным самой компании на конец 2014 года, ему принадлежит 54,3% корпорации, еще 33,3% находятся во владении среднего брата Эдуардо. Остальные бумаги принадлежат миноритариям или же обращаются на Миланской бирже. Кузен Гаэтано до сих пор работает в концерне на должности вице-президента.

В 1984 году Caltagirone Group делает свое первое крупное приобретение — группу компаний Vianini, чья история началась с нескольких заводов, построенных в 1890 году. Уже в 1986 году Кальтаджироне проводит IPO двух крупнейших предприятий этой группы: Vianini Lavori (занимается инфраструктурными проектами, в частности постройкой железных дорог и автострад) и Vianini Industria (производит трубы, арматуру, шпалы, цементные изделия).

Таким образом, Кальтаджироне сосредоточил в своих руках все необходимые для полного строительного цикла мощности, кроме одной — собственного производства цемента. «Окно возможностей» появилось в феврале 1992 года, когда началась ускоренная приватизация активов Института промышленной реконструкции (IRI), одной из крупнейших госкорпораций Италии. Тогда Кальтаджироне приобрел у IRI контрольный пакет в 52% цементного концерна Cementir за 480,2 млрд лир (в ценах 1992 года это около $390 млн). Впоследствии компания создала множество филиалов по всему миру, в итоге к концу 2014 года лишь 11% выручки Cementir генерируется на заводах собственно в Италии.

Проводимая итальянской полицией антикоррупционная кампания «Чистые руки» затронула и империю Кальтаджироне: в ноябре 1993 года он был арестован как возможный соучастник «распилов» при строительстве римской подземки, предстал перед судом, но был оправдан. Как отмечал журнал Panorama, уголовное дело сильно повлияло на бизнесмена, именно тогда он стал скрытным, опасаясь, что в один момент дело его жизни может быть разрушено.

Как Кальтаджироне стал медиамагнатом

«Действительно, Кальтаджироне имеет все черты нового Гражданина Кейна, — пишет Panorama. — Как и герой Орсона Уэллса, он медиамагнат, поклонник искусства, но также человек одинокий и одержимый».

Выйти на рынок СМИ бизнесмен решил в 1996 году, когда антикоррупционная кампания близилась к завершению. В июне того года Caltagirone Group за 356 млрд лир приобрела римскую газету Il Messaggero, одну из крупнейших в столичном регионе (тираж одного выпуска на 2014 год составляет 180 тыс. экземпляров). Год спустя Кальтаджироне выкупил у частных инвесторов ведущую газету Неаполя Il Mattino.

В декабре 1999 года имеющиеся медиаактивы были объединены в холдинг Caltagirone Editore, который спустя полгода вышел на Миланскую биржу. В 2001 году появился первый собственный продукт молодого холдинга: общенациональная газета Leggo, первое в Италии бесплатно распространяемое периодическое издание. В первые месяцы тираж Leggo равнялся 715 тыс. экземпляров, сейчас составляет уже около 1 млн копий.

В последующие годы Caltagirone Editore сделал еще несколько приобретений, самые крупные из которых — покупка местного издания Анконы Corriere Adriatico в 2004 году, а также ведущего издания Венеции и северо-востока Италии Il Gazzettino в 2006 году. Всего к концу 2014 года холдинг состоит из пяти региональных газет, одной общенациональной и одного рекламного агентства Piemme. Кроме того, через долю в Il Gazzettino Кальтаджироне контролирует венецианский телеканал Telefriuli, два издательских дома и типографию.

В самом Caltagirone Editore 60,8% акций принадлежит Франческо Кальтаджироне, 2,4% — его кузену Гаэтано, 2,2% — коллективу редакции, остальные 34,6% находятся в свободном обращении. Рыночная капитализация холдинга на бирже Милана на 14 мая составляет €105 млн. По итогам 2014 года выручка компании снизилась в годовом исчислении на 6%, до €170,1 млн, зато чистый убыток сократился вдвое, до €37,3 млн.

Второе дело

И все же, несмотря на замкнутость и осторожность, в 2011 году Франческо Кальтаджироне вновь предстал перед судом. На этот раз уголовное дело было связано не с основной сферой его деятельности, а с крупным банковским скандалом, известным как «Банкополи».

Летом 2004 года голландский банк ABN AMRO решил увеличить свою долю в итальянском банке Antonveneta до 20%, чтобы стать его крупнейшим акционером. В ответ на это другой итальянский банк BPI добился разрешения Банка Италии на увеличение своей доли до 15%, чтобы помешать голландцам. Тесные дружеские отношения между директором BPI и многолетним главой итальянского регулятора Антонио Фацио позволили прокурорам предположить, что BPI получил несправедливое преимущество.

Расследование вскрыло большой масштаб инсайдерской торговли и прочих незаконных действий топ-менеджеров крупнейших итальянских банков. В декабре 2005 года Фацио ушел в отставку, и на него было заведено уголовное дело. Параллельно развивался схожий скандал вокруг увеличения доли испанского консорциума BBVA в итальянском банке BNL, чему противился регулятор.

Кальтаджироне оказался причастен к обоим скандалам. Во-первых, когда ABN AMRO все же выкупил контрольный пакет Antonveneta, часть голландского банка, в которую входил Antonveneta, приобрел испанский Santander, который уже в 2007 году продал Antonveneta итальянскому Monte dei Paschi di Siena, старейшему банку в мире. На тот момент Кальтаджироне был его акционером и вице-президентом. В банке же BNL в 2005 году бизнесмен был крупнейшим частным акционером, обладая 5% бумаг. Кальтаджироне обвинили в том, что он был сообщником экс-главы регулятора Фацио, и осенью 2011 года суд Милана приговорил его к 3,5 годам тюрьмы. Полгода спустя апелляционный суд оправдал всех фигурантов скандала, но Верховный суд Италии это решение отменил. Позднее осужденные финансисты вновь подавали апелляцию и выигрывали в суде, наконец, в мае 2015 года Верховный суд все же оправдал Кальтаджироне и его коллег «за отсутствием состава преступления».

Сицилийские традиции

На сегодняшний день Франческо Кальтаджироне возглавляет диверсифицированную группу из пяти публичных компаний, которые оперируют во всех уголках мира. Скажем, через долю в Cementir он контролирует единственного в Дании производителя цемента Aalborg Portland и ее российское подразделение «Олборг Портланд», а также заводы в Турции, Египте, КНР и США. Примером того, как структуры бизнесмена владеют различными активами, является полугосударственная компания Grandi Stazioni, оперирующая крупнейшими вокзалами Италии. 40% в Grandi Stazioni принадлежит консорциуму Eurostazioni, 33% которого находятся во владении Vianini Lavori.

Суммарная рыночная капитализация пяти холдингов Кальтаджироне на Миланской бирже на 14 мая составляет €1,6 млрд. Выручка же головной компании Galtagirone Group за 2014 год составила €1,34 млрд (-3% к предыдущему году), а чистая прибыль — €65 млн против небольшого убытка годом ранее.

Кроме того, бизнесмен тесно связан с иными компаниями, не входящими в его холдинги (например, активное участие в банковской деятельности едва не стоило ему свободы). Он входит в правление и владеет 15% акций компании Acea, занимающейся коммунальным хозяйством. Кальтаджироне также является вице-президентом, членом совета директоров и обладателем 2% бумаг страхового гиганта Generali. Кавалер ордена «За заслуги в труде», в 2013 году он, несмотря на уголовное преследование, вошел в руководство Конфиндустрии — итальянского союза промышленников.

Однако главным для Кальтаджироне остается его родня. По итальянской традиции его фирма — даже если она превратилась из строительной конторы в миллиардную корпорацию — это семейный бизнес. Во всех основных подразделениях Caltagirone Group вице-президентом является кузен бизнесмена, а в совет директоров входят его трое детей, наследники империи.

Единственная дочь Адзурра позволила миллиардеру сблизиться с политической элитой страны: в 2007 году она вышла замуж за Пьера Фердинандо Казини, экс-спикера Палаты депутатов и президента Центристского интернационала христианско-демократических партий. Год спустя у пары родился сын, которого в честь деда назвали Франческо. 
Источник