Об особенностях борьбы ставропольской полиции с криминалитетом

Об особенностях борьбы ставропольской полиции с криминалитетом

4277
ПОДЕЛИТЬСЯ

Владимир Горелик (МКА Горелик и партнеры) делится мыслями на тему борьбы с криминалитетом.

«Возможно, кого-то и удивило жесткое заявление главы Чечни Рамзана Кадырова в отношении ставропольских полицейских, застреливших в Грозном местного жителя Дадаева, и не удосужившихся проинформировать о проводимой спецоперации местные власти.

Но, думаю, не ошибусь, если соглашусь с непримиримой и столь резкой позицией руководителя Чечни по этой проблеме. Конечно, не зная конкретных фактов и обстоятельств, сложно рассуждать относительно обоснованности предпринятых ставропольской полицией мер по задержанию Дадаева и применения по отношению к нему огнестрельного оружия. Однако, как говорил мыслитель «Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов».

Рассмотрим эту ситуацию в аспекте полномочий правоохранительных органов России и органов исполнительной власти субъектов РФ, общественной безопасности населения, а также социально-политической обстановки в регионе. Согласно позиции МВД РФ Дадаев на территории Ставрополя совершил тяжкое преступление, подлежал безусловному задержанию и оружие в отношении него применено обосновано. На мгновение поверим в это, хотя представители Чечни обстоятельства открытия стрельбы объясняют совершенно по-другому.

Если все было так, как утверждает ставропольская полиция и МВД России, тогда кто-то должен объяснить, по какой причине и на каких правовых основаниях ставропольская полиция тайно, не обращаясь к местным властям, ответственным за общественную безопасность региона, организовала на территории города в публичном месте задержание опасного преступника, не осуществив во взаимодействии с местной властью комплекс мер, исключающих причинение вреда жителям города.

Всем известно, что Грозный является объектом периодических вооруженных «вылазок» экстремистов, в памяти жителей Чечни еще сохранились воспоминания о боевых действиях, происходивших на ее территории. Поэтому любая силовая акция, осуществляемая в Чечне в публичном месте и тайно от местных властей, с учетом особенностей исторического опыта местных жителей и предшествующего опыта вооруженных экстремистских «вылазок» может спровоцировать развитие самого негативного сценария, связанного с человеческими жертвами.

И в связи с этим возникает множество закономерных вопросов, поисками ответов на которые должно озадачиться прежде всего МВД России: почему и на каком основании ставропольская полиция организовала в Грозном силовую акцию со стрельбой в публичном месте, не проинформировав о предстоящей акции местные власти? Возможное предположение о связи подозреваемого с кем-либо из местных руководителей приниматься не может, поскольку есть еще и другие руководители, сам Кадыров и, в конце концов, федеральные власти, которые были в состоянии обеспечить необходимую координацию всех служб и ветвей. Кроме того, это обстоятельство не может снимать ответственность за безопасность местного населения при задержании в городе опасного преступника.

Возникает еще один немаловажный вопрос: а были ли осведомлены должностные лица центрального аппарата МВД России о предстоящем задержании и если да, то по какой причине они не обеспечили координацию действий подчиненной им ставропольской и грозненской полиции?

Таким образом, тайное проведение вооруженной акции в Грозном заставляет сомневаться в адекватности действий полицейских при задержании Дадаева и в самокритичности позиции МВД России по этой проблеме.

Какими методами глава Чечни планирует бороться с подобными проявлениями в будущем – это совсем другая история, требующая отдельного обсуждения. Но возмущение Кадырова поведением ставропольской полиции вполне оправдано. Даже если Дадаев — опасный преступник, его задержание должно быть тщательно подготовлено не только с точки зрения решения задачи задержания, но и исключения жертв среди местного населения, а также возможных провокаций, что без осведомленности и участия региональных властей невозможно в принципе. А если бы Дадаев был вооружен, и в процессе перестрелки погибли люди, или захват Дадаева был воспринят местными жителями, как криминальная акция или очередная вылазка экстремистов? Чтобы произошло тогда и сколько новых жертв могло появиться?

Очень хорошо, что Следственный комитет подключился к этой проблеме и, думаю, что гражданское общество будет с нетерпением ждать не только исчерпывающих и вразумительных объяснений о произошедшем со стороны руководства МВД России и ставропольской полиции, но и сведений о соответствующих оргвыводах.»

В.Я. Горелик
Заслуженный юрист РФ, председатель МКА Горелик и партнеры.